Художник Микалоюс-Константинас ЧУРЛЕНИС

Картины, фото, рисунки и прочее...

Модераторы: Вячеслав, Думка

Художник Микалоюс-Константинас ЧУРЛЕНИС

Новое сообщение Думка » 12 окт 2007, 19:49

Был ещё такой замечательный, даже загадочный,
литовский Художник и Композитор (1875-1911) -

Микалоюс-Константинас ЧУРЛЕНИС


Мне всегда нравился его цикл картин под общим названием "Знаки Зодиака".
Представляю сылку с наиболее полной его галереей.
Сайт литовский, но по ссылкам можно как-то определиться
и попасть на сами картины:

http://ciurlionis.licejus.lt/MKC_Tapyba.htm


Его слова к о последнем цикле своих картин:
“Последний цикл не окончен;
я думаю работать над ним всю жизнь...
Это сотворение мира, но не нашего, библейского,
а какого-то другого — фантастического.
Мне хочется создать цикл по меньшей мере из ста картин...”


Изображение
Думка
 
Сообщений: 451
Зарегистрирован: 15 апр 2004, 14:45
Откуда: Россия

Новое сообщение Думка » 14 окт 2007, 02:48

Цикл "ЗНАКИ ЗОДИАКА"


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение
Думка
 
Сообщений: 451
Зарегистрирован: 15 апр 2004, 14:45
Откуда: Россия

Новое сообщение Думка » 06 ноя 2007, 07:04

Анна Эрастовна Лысенко о ЧУРЛЕНИСЕ:



"...Ч. (Чурлениса) очень люблю и чувствую, что если бы не знала его, это был бы ущерб для психики. Он прекрасный человек /познакомилась с его биографией, любовно написанной литовцем/, прекрасный музыкант /первый в Литве крупный композитор/, тонкий, оригинальный художник – ни на кого не похож. Его обычно знают как художника, хотя последние 4 года своей жизни /до болезни/ от посвятил живописи. Ч. окончил две консерватории: Варшавскую и Лейпцигскую. Его симфонические поэмы “В лесу” и особенно “Море” – очень хороши. Напоминают скрябиновскую музыку, на как-то проще /в лучшем смысле/, свежее. Пластинки с его музыкой прислал из Вильнюса Борису Леонидовичу его ученик-литовец. Ч. готовился написать литовскую национальную оперу, очень любил свою национальную народную музыку –собирал и обрабатывал песни, Он был необычайно трудоспособен – по его словам “работал 24-25 часов в сутки”. Всю жизнь помогал кому мог, был совершенно бескорыстен, кристально честен и благороден. Основным заработком его были частные уроки музыки и музыкальной теории. За 2 года до смерти он писал брату: “Есть у меня несколько стульев, кровать с матрацом, стол, шкафчик, да “кипяток” по утрам и вечерам. И было бы совсем хорошо, если была бы какая-нибудь работёнка, а то грустно”. Он умер 36 лет.

“Растет ли трава, цветёт ли цветок, сияют ли звёзды или звучит песня, восходит и заходит солнце, гудит ли лес или бушуют волны моря – всё находит отзвук в творчестве Чурлёниса”, пишет его почитатель.

Приведу выдержку из письма Бориса Леонидовича к своему литовцу: – “Благодарю за присылку альбома произведений Чурлёниса. Литовцы по праву могут гордиться своим великим сыном, одним из высочайших художников человечества. Я не знал о нём ничего и как-то “случайно” попал на посмертную выставку его картин. Было это в тогдашнем Петербурге, в году 13-м, точно не помню. Впечатление было ошеломляющее. Столько лет прошло /и каких лет!/, а оно сохранилось. Помещение было темновато, место выставки где-то на отшибе. Чувствовалась бедность, но чувствовалась и большая любовь друзей художника, устроивших ему такую тризну. Организаторы, видимо, особенно ценили “Rex’а”. Другие картины подводили к нему; по ним можно было скользнуть, но “Rex’а” минуть было невозможно. Голос художника звучал беспрекословно, повелительно, апокалипсическим велением: “Иди и смотри!”. И тут начиналась фантасмагория: – Всё гармонично сочетано, звучит музыка сфер кристальной чистотой... и всё разбито, рассыпается, нет живого лика, вместо него – уходящая куда-то пустота. Грузная спина закрыта натянутой, бессмысленной мантией, зубья короны ощерились...” Так на станке преходящих веков, тку я живую одежду богов”. Нет, нет, совершенно ясно: “Страшный мир, он для сердца тесен, в нём твоих поцелуев бред, тёмный морок цыганских песен, торопливый полёт планет”. Да разве это кометы? Теперь их ясно видно – крылатые, лёгкие облочка – люди, такие как в “Раю” (Чурленис) на вечных ступенях восходящих сфер. А в центре трон, а на нём апокалипсическая фигура “Ветхого днями”. Это ясно. Только вот лика я всё-таки не могу разобрать. Мелькнёт – и нет его. . . Большой пробел последнего издания – отсутствие в нём это картины и ещё одной – кажется, называется она то ли “Молния”, то ли “Буря”. На фоне ночи вспышкой молнии озарён сломанный деревянный крест. Виден свежий разлом дерева. Отломавшаяся часть падает, но ещё не упала. Когда вглядываешься в эти изумительные картины, приобщаешься к космической жизни, с которой непосредственно сливал своё творчество художник”. Интересно, что рериховские три красных круга в круге, на белом фоне легализированы, запросто их изображают. ... "
Думка
 
Сообщений: 451
Зарегистрирован: 15 апр 2004, 14:45
Откуда: Россия

Новое сообщение Вячеслав » 06 ноя 2007, 12:14

Мокшадхарма. Глава 323. Перевод Б.Л. Смирнова.

41. Вскоре старость тело твоё обессилит,
Красоту, силу членов она уносит. Береги своё единственное богатство!

42. Вскоре смерть, возничая болезней, раздробит твоё тело.
До конца жизни усердно совершай великий подвиг (тапас)!

43. Вскоре страшные волки, подкрадываясь к человеческому телу,
Его со всех сторон обступят. В добронравии усердствуй!

44. Торопись! Одинокий, не забывай, что в слепую тьму ты будешь вглядываться вскоре,
Скоро увидишь ты вечно золотые (змеистые) горы* и облака над ними – то (знаменья смерти)!

45. Скоро враг под личиной благожелательного друга
Отвращать тебя будет от (благого) ученья; стремись к Запредельному, сын (мой)!

46. Сокровище, которому не страшны ни вор, ни раджа*,
Которое, и умерев, не утратишь, ищи сокровище это!

47. Там человеку со своими делами не расстаться,
Одно на другое он обменять их не сможет: что ему принадлежит, то он там и вкусит.


Примечание:

323, 44. Горы – нет возможности передать сложный приём дхвани, вложенный в эту шлоку, передающую фантасмагорию предсмертных видений, с расплывающимися, один в другой переходящими образами. Хираньягарбха – значит и “золотой”, и “вечный”; как эпитет Брахмо, Хираньягарбха есть не только “золотое”, но и “вечное” семя; таким образом, говорится, что умирающий видит “золотую вечность”. Далее в тексте употреблено слово “нага” – “гора”, “дерево”, “змей”; любое из этих значений подойдёт для перевода, но для читающего подлинник они колышутся, претворяясь одно в другое, как видения. Следующее слово “адри” ещё усиливает впечатление: это точило напитка вечности – сомы, а потому это облака, выжимающие из себя дождь, а потому – горы с их потоками, а потому – вечнозелёные шапки деревьев. Если в сумерки, когда ещё небо светло, а на горы уже легла тень, смотреть на близкий рельеф горы, налегающей на небо, то, по закону контрастного наслоения образа, вскоре начинаешь видеть ещё более светлый контур, змеёй обтекающий горный рельеф. Это впечатление с потрясающей художественной правдой передал художник Чурлёнис в своей “Змеиной сонате”. Она невольно возникает в памяти, когда вчитываешься в гениальную шлоку “Мокшадхармы”. Кстати сказать, Чурлёнис, написав серию картин, которым он по своей манере дал музыкальные названия, умер, не выдержав силы своего гения, прозревавшего образы, подобные тем, о которых говорит эта шлока.
---------
++++++++
Послесловие:
Здесь в примечании явная ошибка, так как "Змеимной сонаты" Чурлёнис не писал. Хотелось бы исправить эту ошибку, так что пишите свои мнения.
Вячеслав
 
Сообщений: 1095
Зарегистрирован: 17 фев 2004, 23:52
Откуда: г. Москва


Вернуться в Виды видывал

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron